Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Новости

"Старый город" приехал в Таллинн + видео

Четверг, 12 ноября 2009

С 14 ноября в Центре русской культуры в Таллинне можно
посмотреть выставку петербургских художников из группы “Старый город”
Яна Антонышева и Дмитрия Егоровского.

Этой группе “Старый город”,
в которую сейчас входят художники из разных стран, уже почти 30 лет.
Даже есть из Японии. А основали ее 6 сентября 1981 года студенты
Художественного училища имени советского художника В. Серова (всегда
путали с его более знаменитым однофамильцем), которое сейчас носит имя
Николая Рериха.

Ян Антонышев в Таллинне, ЭстонияЯн Антонышев на днях приехал в Таллинн и
рассказал в интервью порталу Novosti ERR о многолетней деятельности
группы художников, главная цель которых запечатлевать в своих работах
виды старых городов, сохранять их для потомков и способствовать тому,
чтобы исторические здания оставались жить не только на бумаге, картоне
и холстах.

С видами Таллинна Яна познакомил в детстве его дед,
профессор медицины, много путешествовавший и увлекающийся фотографией.
Первые снимки Таллинна он сделал еще в 1955 году, за 10 лет до рождения
Яна. Возможно, они и стали главной причиной того, что он стал
реставратором и все свое творчество и деятельность посвящает сохранению
памяти о старых городах и, конечно, Петербурге.

“Символ нашей
группы изображен в виде домика. Это такой пацифистский знак,
призывающий оберегать старину. В молодости ходили в кирзовых сапогах,
обязательно расписанные, грязноватых пальто и фетровых шляпах. Это была
наша рабочая одежда, потому что мы много лазили по старым домам,
привлекая внимание милиции. А когда в Петербурге после 1991 года
начались сносы и реконструкции исторических зданий, начали активно
устраивать акции протеста. Нашли союзников и кое-что нам удалось
отстоять. Недавно, постучу по дереву, дом Дельвига. Одним из
результатов стала и моя работа “Плач Старого города”. Это такой
олицетворенный мир из домов, переживающий свою трагедию”, -
рассказывает художник.

Он побывал во многих европейских
городах и привез оттуда массу впечатлений, которыми делится в своих
работах. Больше всего ему нравится Флоренция. Она стала для него вторым
городом после Питера. А раньше ее место занимал Таллинн. Который он
сначала увидел на дедовских фотографиях, а потом школьником впервые
сюда приехал в 1975 году. Главным воспоминанием стало о “хлебном супе
со сливкам”, память о котором он сохранил до сих пор.

А
начинались художественные командировки в 1980-е студенческие с
Вильнюса, Риги и Таллинна. Потом работа в Нарвской крепости, где ему
предлагали место главного реставратора. Ян учился на реставратора икон.
Предложение он не принял, но его работы хранятся в запасниках нарвского
Художественного музея, в который ленинградские художники приезжали на
семинары во главе с молодым Яном Антонышевым. В Нарве появились и
друзья-художники.

Связь времен и городов и привела-вернула Яна
Антонышева в Таллинн. Позаботилась об этом куратор таллиннской галереи
UNIKORN, дизайнер Марина Коршунова, нащупавшая и распутавшая нити этой
истории.

С ее помощью Ян хочет в этот раз, после долгого
перерыва, поближе познакомиться с Таллинном. Теперь есть, с чем
сравнивать. В целом, замечает художник, в Европе старые части городов
берегут. И Старый город Таллинна даже отмечен ЮНЕСКО. Теперь хочется
все посмотреть.

“Флоренция – там все идеально. Архитектура
ХV-XVI веков. В Германии, ее всю объездил, не очень нравится, потому
что там слишком чисто и красиво. Я люблю, когда есть какая-то патина
времени”, – ее художник хочет обнаружить и в Таллинне.

Свое
видение и переживания Ян Антонышев передает в своих работах, с
маленькой частью которых можно будет познакомиться на выставке в
Таллинне. А о некоторых секретах своего творчества и историях,
сопровождающих его, он рассказал в интервью нашему порталу:

“Я
еще в студенческие годы изобрел собственную технику. В ней никто не
работает до сих пор. Она на самом деле очень простая. Это пастель, но
там есть маленькие хитрости. Мне кажется, что в молодости мои работы
брали на престижные выставки именно из-за этого. Смотрели на мой год
рождения и удивлялись. Это было странно.

Удивился и писатель
Вадим Шефнер, когда я сделал иллюстрации к его книге. Он сказал, как
это можно в таком возрасте понять мои произведения. Но издатели, хотя
писатель настаивал, иллюстрации не взяли. Сказали, что еще слишком
молодой.

Мастерскую получил в 20 лет. В Ленинграде получить в
таком возрасте было нереально. Я тогда подрабатывал разнорабочим в
Союзе художников. Вкручивал лампочки, стулья носил. А сам уже был
членом союза, что тоже рано. И вот как-то Михаил Константинович
Аникушин, царствие ему небесное, говорит, что это у нас рабочий курит,
тут нельзя. В общем не признали мы друг друга. Он молодого члена союза,
а я в лицо маститого скульптора, автора памятника Пушкину и главу
Ленинградского Союза художников. Поэтому я и сказал, мол, чего это тут
какой-то алкоголик делает замечания. Тут начался жуткий скандал.
Аникушин реально снял ремень и собрался меня выпороть. Его кое-как
остановили, и дело это забылось. Прошло время и мне сказали, что есть
шанс, но это один из тысячи, получить мастерскую. Но только в случае,
если сам Аникушин подпишет. Я сразу понял, что это не реально после той
истории с ремнем. Но меня уговорили, что он фамилии не помнит и может
проскочит.

Захожу я в его дубовый кабинет. Он сразу остановил,
когда я только открыл рот: стоп-стоп, я тебя знаю. Ну иди сюда, какие
вопросы? И услышав просьбу, сходу подписал заявление. Так вместо ремня
я получил мастерскую, в которой до сих пор и нахожусь”.

Ян
пишет много эскизов. Невероятно много, уточняет куратор выставки Марина
Коршунова, говоря за скромничающего, как она заметила, художника.
Эскизы такой мозаикой висят по полгода, а потом он их переносит на
картины (сам он их называет “картинками”), подтверждает Ян. Старый
домик сидит в голове, даже если, что случается крайне редко, пишет
натюрморт. Какой-нибудь предмет с избраением домика и там обязательно
присутствует.

“Несколько лет назад я увлекался боди-артом. И
тоже расписывал тела женских моделей домиками. Порой это занимало
несколько часов. Потом было жалко, когда после демонстрации, девушки
смывали картину под душем. Но был и случай, когда модель чуть-ли не две
недели сама не хотела смывать виды Флоренции”, – приводит еще один
пример верности своему выбору художник. И признания зрителей.

С
14 ноября по 20 декабря с его работами и Дмитрия Егоровского можно
знакомиться в Центре русской культуры. Почему именно там? Марина
Коршунова посчитала, что его стены и вид из окон хорошо подходят для
этой темы. И когда пришла с предложением в ЦРК, директор Юрий Поляков
его сразу одобрил.

А для Яна Антонышева это стало сюрпризом,
потому что оказался в этом бывшем флотском доме на Морском бульваре. Ян
в детстве мечтал стать моряком и говорит, что в душе он не только
реставратор, но и моряк. Это еще одно приятное совпадение в его
творческой биографии, изобилующей приключениями и необычными
совпадениями.

И, пожалуй, самое забавное из них связано с
историей названия группы “Старый город”. Она получила это название не в
день рождения, 6 сентября 1981 года. Сами молодые создатели нарекли
свой союз Old town people. Что было очень “смело”. (Появились раньше
знаменитых “митьков”, о чем всегда напоминают. И в интервью Ян не
удержался). А перекрестили их в 1991 году, не поставив даже в
известность, журналисты петербургской газеты “Смена”, отметившие
10-летие группы художников. Они посчитали, что так читателям понятнее.
А художники, увидев это уже в напечатанном виде, согласились.

Но
самое важное совпадение, отмечает Ян, что именно в день десятилетия
группы, 6 сентября 1991 года, Санкт-Петербургу вернули его законное
название. Его главному Старому городу уже более 300 лет. А группе
“Старый город” в 2011 году исполнится 30.

По материалам novosti.err.ee

Источник: Моя Эстония – сайт о современной Эстонии